Эксперты прогнозируют падение добычи российской нефти в 2016 году | Личные финансы

Эксперты прогнозируют падение добычи российской нефти в 2016 году

вторник, 17 июня 2014

По данным Минприроды, средний объем нефтяного месторождения в России сегодня составляет 1,5 млн тонн. И они в десятки раз уступают месторождениям, которые разрабатывал Советский Союз, или тем, что есть у наших зарубежных конкурентов по нефтедобыче.

Основной объем нефтедобычи обеспечивают 15 достаточно крупных месторождений, однако их ресурсы подходят к концу. А потенциально привлекательные находятся либо на трудно осваиваемых территориях, либо требуют применения самых современных технологий, доступ к которым будет возможен не в самое ближайшее время. Поэтому некоторые эксперты пророчат снижение объемов добычи и поставок российской нефти за рубеж и ставят под вопрос реальность исполнения нефтяных обязательств перед зарубежными партнерами.

Однако, несмотря на неутешительную на первый взгляд картину, впадать в панику еще рано. "У нас есть как несколько резервов для того, чтобы воспроизводить ресурсную базу в достаточном количестве", - считает заместитель министра природных ресурсов и экологии РФ Денис Храмов. Во-первых, речь идет о необходимости продления "жизни" тех месторождений, которые дают нам основной объем добычи. Во-вторых, необходимо пробираться к трудно извлекаемым запасам. Однако в обоих случаях не обойтись без развития и применения соответствующих современных технологий и инноваций, что как минимум затратно для компаний, а значит, требует от государства определенных стимулов.

Отчасти спасти ситуацию могут недооцененные ресурсы Западной Сибири. По данным Минприроды, около 35-40% наиболее перспективных месторождений находятся именно в Западной Сибири. Однако это так называемые скрытые резервы, или глубокие горизонты, разработка которых даст положительный результат если не с применением дорогостоящих инновационных технологий, то по крайней мере с использованием более технологичного подхода по сравнению с тем, который применяет большинство компаний сейчас. А это, как ни крути, все равно удорожание процесса добычи.

"Могу смело сказать, что практически все нефтеносные регионы недоизучены, - уверен первый вице-президент по разведке и добыче компании "Башнефть" Михаил Ставский. - Мы довольно давно разрабатываем месторождения на территории Башкортостана, но этот регион по-прежнему остается для нас интересным. Считаю, что и другие регионы не исключение в этом плане".

И все же долгосрочные перспективы в повышении объемов нефтедобычи кроются не в продлении жизни старых месторождений, потенциал которых все же невелик, а в открытии новых крупных, которые, как правило, находятся в "неудобных" регионах. Речь идет прежде всего о Восточной Сибири, Арктическом шельфе, а также о территориях при Каспии. Именно здесь планируется открыть крупные и уникальные месторождения углеводородного сырья.

Однако эти кружащие голову перспективы упираются в пока еще неотработанную технологическую базу, которая необходима для освоения подобных территорий. "Добыча на шельфе - это дело 25 и более лет, - считает Денис Храмов. - Геологоразведка займет не менее 10 лет, прибавьте к этому построение необходимой инфраструктуры, которое также займет 10 лет, и к моменту добычи первой тонны, при самых радужных прогнозах, пройдет как минимум лет 20. Поэтому сейчас нам нужно думать, чем заполнить это "окно".

А задуматься действительно есть над чем. Некоторые эксперты прогнозируют существенное падение добычи российской нефти уже в 2016 г. Их опасения не беспочвенны. На фоне неизбежного истощения старых месторождений происходит падение выдачи лицензий на геологоразведку. Нефтедобывающие компании-гиганты, имеющие десятки пусть не самых крупных, но стабильно приносящих прибыль месторождений, не хотят рисковать и вкладывать немалые деньги в то, что не имеет под собой гарантий.

В последние годы все самые крупные открытия месторождений были сделаны не ведущими компаниями, а небольшими "новичками", которые только входят на рынок и хотят на нем закрепиться. Однако с каждым годом "малышей" в нефтяной отрасли становится все меньше. Отсюда и падение количества выданных лицензий на геологоразведку.

"Мы наблюдаем неуклонное сокращение мелких предприятий в нефтедобывающей отрасли, происходит их поглощение и слияние, - говорит генеральный директор Ассоциации малых и средних нефтегазодобывающих организаций "Ассонефть" Елена Корзун. - Например, в США только в так называемой сланцевой революции участвуют 48% малых добывающих предприятий. В России, в одном из добывающих регионов, работает довольно много малых компаний, потому правительство поддерживает эти компании в налоговом плане. Это, к сожалению, единичный случай. В целом же малые предприятия уходят с рынка из-за непосильного налогового бремени. Особенно это касается тех, кто не имеет, кроме непосредственно добычи, другого побочного бизнеса, например, переработки, или же если нет выходов на другие рынки. Если до 80% прибыли уходит на налоги, то никакого стимула развиваться нет".

"Конечно, правительство должно стимулировать малые компании, - считает Денис Храмов. - Однако есть еще один важнейший инструмент, который способен оживить всю отрасль в целом. Это поддержка геологоразведочных работ. Мы, наверное, единственная страна в мире, где правительство не поддерживает геологоразведку. Все господвижки в этом плане закончились в 2004 г. И именно с этого момента начались проблемы в отрасли. Мы получили такую яму, которую до сих пор не можем закопать".

Практически все эксперты единодушны во мнении, что без господдержки геологоразведки развитие нефтяной отрасли будет происходить с большим трудом. По словам специалистов, для того, чтобы реализовать эту инициативу, не потребуется даже кардинальных изменений в законодательстве. Например, крупным компаниям необходимо сделать вычеты из НДПИ на геологоразведку, а малым компаниям помогла бы рассрочка или перенос первоначального платежа за лицензию на геологоразведку к моменту, когда начнется добыча. Этого будет вполне достаточно для стабильного развития одной из основных отраслей в нашей экономике.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

Евгения Мамонова